Бяки нет! .NET

Видео-реклама



Не смотри на мои облака

Моя жизнь легка и прекрасна. Я люблю свою работу, люблю свой дом, люблю свою жену. Я люблю свою жену. Люблю.
Ради неё я готов терпеть в доме присутствие этой твари.
Мне безразлично её присутствие.
Я люблю свою жену.
Мне всё равно.
Или - нет?

Голова раскалывалась. Я достал аспирин, кинул две таблетки в стакан с водой. В дверь кабинета постучали.
- Открыто, - отозвался я, закрывая ноутбук. Не хватало, чтобы она ещё в мои дела совалась.
Она вошла. Красивая, благоухающая моими любимыми "Дольче Вита", в синем бархатном платье. В руке держала пузатый бокал:
- Коньяк, милый?
Я помотал головой и кивнул на растворяющееся лекарство. Разговаривать решительно не хотелось. Она вздохнула:
- Милый, доктор Ланов ждёт тебя сегодня в восемь. Перенести визит?
- Ни в коем случае, - буркнул я.
- Сделать массаж? - она поставила бокал и двинулась ко мне.
Я отшатнулся, но тут же взяв себя в руки, улыбнулся:
- Не стоит, дорогая. Правда. Аспирин поможет. Всё хорошо. Иди, занимайся своими делами.
- Я тебе пока не нужна? - ровный, спокойный голос.
- Дорогая, ты мне всегда нужна, - я поймал её холодные пальцы и поцеловал: положенная порция нежностей. - Но в данный момент я хочу побыть один.
Кодовая фраза. Тварь вышла, плотно закрыв за собой дверь.


Генри Ланов, главный врач компании "Лёгкая жизнь", был улыбчив, толст и предупредителен.
- Рад вас видеть, господин Бринов, садитесь. Как дела? О, вижу на этой неделе вы четырнадцать раз использовали кодовую фразу, - он пощелкал клавишами компьютера. - Так-так. Это не хорошо, Александр Степанович.
- Почему? - хмуро поинтересовался я. Несмотря на ударную дозу аспирина, голова и не думала успокаиваться.
- Не хорошо, значит - не хорошо, - широко улыбнулся доктор. - Я же предупреждал, вашей жене нужны всё ваше внимание, забота и ласка.
Я поморщился, вспомнив тварь.
- Выздоровление Ксении полностью зависит от вас, - продолжил Ланов.
- Помню, - кивнул я. - Вы битый час убеждали меня подписать бумаги, - я на мгновение задумался и добавил: - Я помню только то, что это поможет Ксюше, но я не понимаю, почему должен терпеть эту... это существо в своём доме?! В договоре какая-то ерунда! - я стукнул кулаком по столу.
Уродливое папье-маше в виде глазастой совы подпрыгнуло и завалилось на бок.
- Давайте, я повторю вам всё еще раз, - заговорщицки подмигнул Ланов, приводя сову в первоначальное состояние. - В прошлый раз вы были в некотором шоке, от пережитого и, естественно, не восприняли всю полноту информации. Не нервничайте, договорились?
- Уж будьте добры, повторитесь.
- Вы, наверное, и не помните то время, когда больных впавших в кому лечили только, - он запнулся, подбирая верное слово, - так сказать, внешне? Основная задача помощи такому больному сводилась к предотвращению дальнейшего повреждения центральной нервной системы. Устранялась артериальная гипотония, гипогликемия, - доктор улыбнулся и махнул рукой. - Не буду утомлять подробностями. Нет, не смотрите на меня с таким ужасом: все "внешние" мероприятия проводятся нашими специалистами со всей ответственностью и скрупулезностью. Но, понимаете, Александр Степанович, кома напоминает сон, из которого нельзя вывести. Реакции на внешние раздражители, в том числе защитные, у пациента отсутствуют.
Головная боль пульсировала в районе затылка:
- Ближе к сути, доктор.
- Конечно, - расцвел Ланов. - Многие ученые, доктора, психологи, да что таить - парапсихологи работали над проектами компании "Лёгкая жизнь". Они научно доказали, что мозг человека, находящегося в вегетативном состоянии способен воспринимать, различать и переживать всё, что ему говорится. Более того, мозг такого больного реагирует на голос почти так же, как и мозг здорового человека.
Далее, с помощью ряда других экспериментов, выяснилось, что пациент реагирует на внешние раздражители. Больную пребывающую в коме попросили представить, что она играет в теннис. И обнаружили активность в тех участках мозга, которые "отвечают" за двигательные функции. Мозг здоровых добровольцев выдали точно такие же результаты!
Я потёр виски.
- Дальнейшие исследования доказали, что впавший в кому человек способен ощущать эмоции других людей. Понимаете, Александр Степанович? Кома - это состояние выбора, когда и жизнь и смерть стараются переманить человека на свою сторону.
Ваши эмоции, чувства, ваши слова, которые Ксения слышала, нужны только для одной цели - чтобы в вашей жене вновь проснулась желание жить.
Многое наши пациенты, выздоровев, вспоминают одно и то же: "Я чувствовал, что кому-то хочется, чтобы я жил. Я чувствовал это!".
- Это всё замечательно, господин Ланов, но...
- Да-да, - закивал тот. - Понимаю, вас интересует, каким именно образом происходит это взаимодействие. Конечно, было бы просто замечательно, если бы вы проводили все дни с женой. Держали за руку, разговаривали с ней. Но мы так же понимаем, что это не возможно. У вас работа, вам нужно оплачивать счета, в конце концов. Для этих целей и был разработал ЭП. Эмоциопередатчик.
Внешне этот биосинтетический робот - копия вашей жены, внутренне - сложная система передачи. ЭП запоминает ваши слова, сказанные в свой адрес в течение дня, улавливает, записывает и хранит эмоции, испытываемые вами. Затем мы извлекаем их и передаём вашей жене. Так как информация поступает непрерывно - Ксения чувствует ваше присутствие каждую секунду. Эта технология уникальна, но она действует! Сотни наших пациентов, живущих теперь полноценной жизнью, доказательство тому.
- Я читал рекламный буклет вашей компании, не стоит его пересказывать, - поморщился я.
- Факты в нём ничуть не преувеличены! К тому же не стоит забывать, что для человека посткоматозное состояние оказывается достаточно тяжелым. Выход из комы и реабилитация иногда затягивалась на месяцы, и даже годы. Бывало, - доктор понизил голос, - что человек так и не мог вернуться к нормальной жизни. Но это в прошлом!
- Ясно, - я устало откинулся на мягкие подушки кресла. - Но всё-таки, почему я должен терпеть... ЭП рядом с собой? Нельзя что ли этот, - я запнулся, - передатчик, поместить во что-нибудь другое. И, кстати, я не понял, как происходит процесс передачи эмоций?
Ланов вздохнул и развёл руками.
- Наши исследования показали, что родным пострадавших проще переживать трагедию, имея ЭП. Особенно, если несчастие произошло внезапно, как в случае с вашей женой - автокатастрофы, к сожалению, не предсказуемы. А так - будто ничего не произошло, она вновь с вами! А что качается процесса передачи... Простите, но технология секретна.
- А что вы делаете с ЭП, после того, как... ну... - решил уточнить я.
- Они же роботы, - улыбнулся Ланов. - Крео-утилизация. Экологично, быстро, дёшево.
Я поднялся и протянул руку.
- Спасибо за информацию.
- Это моя работа, Александр Степанович. Привозите ваш ЭП на перезарядку завтра.
- Перезарядку? - удивился я. - Мне казалось, они автономны.
- Конечно, автономны, - закивал Ланов. - Я говорю о другой перезарядке: мы очистим хранилище ЭП от ваших эмоций и начнем передачу их Ксении.
- Я думал, это делается тоже... на расстоянии?
- Наши ЭП, к сожалению, ещё не настолько совершенны, - извиняющее улыбнулся доктор. - Образно говоря, они как пылесосы. Когда контейнер полон - его очищают.
- Да! И не скупитесь на эмоции для вашей жены - это её дорога к дому, - услышал я уже в дверях.


Дома меня встречала жена.
- Милый, как хорошо, что ты вернулся, - сияла она.
На ней было любимое платье Ксении. Шелковое, нежно-сиреневое в цветочек.
- Замечательно, - буркнул я. Мне захотелось придушить её.
Заперев дверь кабинета - своего убежища от внешнего мира, от обрушившегося горя, от ЭП - я от души налил водки и дрожащими пальцами поднес стакан ко рту.
С фотографии на столе смотрела Ксения. Очень добрая. Нежная. Моя Ксю.
Я поставил снимок перед глазами.
Пухлые губы, серые глаза с изумрудными разводами, пахнущие мёдом волосы. Озорная улыбка и тёплое дыхание за ухом, куда она любила меня целовать.
Можно верить или не верить в любовь с первого взгляда, можно сомневаться и иронизировать, но именно её я испытал, впервые увидев Ксюшу. Она стояла на проспекте, тщетно пытаясь поймать машину.
Я ехал совсем в другую сторону.
Начался дождь, она стояла без зонта и ветер трепал светлые волосы.
Торопясь, что не успею развернуться, и она уедет, я гнал как сумасшедший.
Когда она села в салон, я почувствовал себя самым счастливым человеком на свете.
На первое свидание я повёл её в парк. Воздух упоительно пах зеленью и солнцем. Мы лежали рядом прямо на траве и смотрели на облака.
- Лошадь, видишь? - Ксеня рассмеялась. - А вон замок.
У неё было богатое воображение.
- Какой замок? - я прищурился. - Скорее взбесившийся кролик. Какие-то у него уши странные...
- Нет, это замок, - звенел её смех. - А в нём принцесса. Они сидит у окна и ждет своего принца.
- А что же принц?
- Он строит дорогу. Замок стоит высоко на горе, башня принцессы теряется в облаках. Он носит камни, вручную укладывает и мечтает о встрече с принцессой.
- Они встретятся? - я посмотрел на неё.
- Обязательно, - Ксеня придвинулась и закрыла мне глаза рукой. - И когда принц будет смотреть из её окна, принцесса подкрадётся и скажет...
Её дыхание пьянило.
- Что скажет? - прошептал я.
- Не смотри на мои облака. - Её губы были мягкими и горячими.
Я поцеловал глянец бумаги.
Фотографии не могут заменить живых людей.
Роботы не могут заменить живых людей.
Эта тварь не может мне заменить Ксю.
Даже на время.
Я уронил голову на стол.
- Милый, нас ждут в клинике, - раздалось за дверью, одновременно с вежливым стуком.
Надо же - я просидел здесь всю ночь.

- Господин Бринов, можете подождать в коридоре. Кофе, чай? - заученно вежливо поинтересовалась секретарь Ланова.
- Я хочу видеть мою жену.
- Ваша жена будет отсутствовать пятнадцать минут, - улыбнулась девушка.
- Я хочу видеть Ксению, а не эту тварь, которую привёз на перезагрузку или как у вас так это называется, - процедил я.
- Конечно-конечно, я сейчас уточню. - Она испарилась.
- Господин Бринов, - расцвёл в улыбке доктор Ланов. - Рад вас видеть!
Я пожал протянутую руку.
- Мне сказали, вы хотите видеть Ксению?
- Это запрещено? - насторожился я.
Ланов покачал головой:
- Нет, конечно. Просто мы думаем, что контакты непосредственно с пациентом вредят его родным
- Что? - вырвалось у меня от удивления.
- Понимаете, Александр Степанович, вы каждый день видите псевдо-Ксению у себя дома, вы привыкаете к ней, и вид вашей жены в... не таком цветущем виде может шокировать вас.
- Ваша машина не может заменить мне жену! Я хочу видеть Ксению! - Я вцепился ему в плечо.
- Хорошо, хорошо. Пойдёмте.

Бледная, почти прозрачная кожа, синие змейки вен, тонкие руки поверх одеяла, закрытые глаза. Я прикоснулся к волосам. Спутанные, жесткие словно солома. И какие-то ломкие.
Я легонько пожал её пальцы:
- Привет, милая. - И наклонился поцеловать жену.
С правой стороны на её шее был какой-то нарост. Я дотронулся до него - нарост дернулся и спрятался под волосами.
- Нифга себе! - меня настолько шокировало присутствие какого-то существа рядом с моей женой, что в первый момент я даже не понял что это.
Оно было крохотным, похожим на черепаху, но только с розовато-серым желеобразным панцирем. Вроде бы с лапами. Или это щупальца? Хвост или хобот?


Доктор Ланов налил в стакан минералки и поставил передо мной. Я помотал головой - меня тошнило.
- Выпейте, господин Бринов, выпейте, прошу вас. Вам станет лучше.
Я схватил стакан, глотнул, закашлялся. Здесь явно нужно напиток покрепче.
- Что? Что это? - голос дрогнул от омерзения.
- Передатчик, естественно, - участливо улыбнулся Ланов. - Вам придётся подписать документ о неразглашении...
- К чёрту неразглашение. Как вы могли оставить эту тварь рядом с моей женой?
- Благодаря, как вы выразились, "этой твари" ваша жена идёт на поправку, - подмигнул доктор.
Я опешил. Биосинтетические роботы, твари, копошащиеся в волосах Ксении - у меня в глазах потемнело. Ланов, быстрыми движениями закатал мой рукав, я дернулся, когда иголка проникла под кожу.
- Тише, тише. Сейчас вам станет легче, Александр Степанович. А пока вы приходите в себя, позвольте вам кое-что пояснить.
Ланов откашлялся. Налил минералки, залпом осушил стакан.
- Как я вам уже объяснял вчера - в биосинтетический ЭП помещён передатчик...
- Он же живой! - перебил я доктора.
- Живой. Это криптолатин. Универсальный уловитель, впитыватель и передатчик эмоций. Кстати тот вид, который используем мы, впитывает лишь положительные настроения.
- Но он живой! - повторил я.
Ланов кивнул:
- Да, но криптолатины не разумны с нашей с вами точки зрения.
- Откуда он? Они?
Доктор махнул рукой:
- С какой-то давным-давно исчезнувшей планетки. Уже много лет они с успехом разводятся в наших питомниках.
- Он вживляет мои эмоции Ксении? - начало доходить до меня.
- Пойдёмте, я вам кое-что покажу, - Ланов встал.

Набросив халат на свитер, я вошел в операционную.
На стальном хирургическом столе лежала обнаженная Ксения. Я помотал головой. ЭП.
Ассистент сделал разрез на животе робота. Искусственная кожа легко подалась. Я зажмурился.
- Можете подойти - через двадцать минут начнётся заживление. Нам необходимо успеть их заменить, - уточнил Ланов.
Я приблизился. Из разрезанного нутра био-робота на меня смотрела та же черепаха, как я уже мысленно окрестил криптолатина. Только панцирь у него был темно-фиолетовым и твёрдым на вид.
- Полон, так я и думал, - Ланов кивнул ассистенту. Тот извлёк существо, и вложил в живот робота другое - крохотное и белое.
Извлёченная черепашка дрыгалась и смотрела на меня тремя парами серебристых глазок.
- Оно узнаёт вас, - шепнул Ланов. - Он накопил много ваших эмоций, теперь они часть его.
Я протянул руку. Криптолатин оживился.
- Не стоит, - Ланов мягко отстранил мою руку.
Черепашка запищала и слабо задрыгала лапками. Щупальцами?
Я отшатнулся.


Грудь Ксении еле заметно вздымалась. Я откинул волосы с её лба и, стараясь не смотреть на шею, поцеловал.
В коридоре ждала тварь.
- Милый, поехали, - сияла она. - Любимый, что с тобой?
- Поехали, - эхом отозвался я.
Весь путь, от клиники до дома, я молчал. Перед внутренним взором стояли гибкие щупальца (лапки?) криптолатина. Писк "передатчика" всё еще звучал в ушах.
Заперев кабинет, я в первую очередь попытался найти информацию о "черепахах" в Интернете. Но то ли технология действительно настолько секретна, то ли я никудышный пользователь, но никаких данных мне не удалось найти.
Выпив полбутылки виски, я заглянул в спальню. Существо спало, свернувшись калачиком на Ксениной половине кровати. Светлые, отливающие медью в тусклом свете ночника, волосы разметались по подушке. Веки подрагивали, на губах - намёк на улыбку. Оно спит... совсем как Ксеня.
Повинуясь импульсу, я поправил одеяло и вышел.


- Смотри, вон то облако похоже на пуделя, - тонкий пальчик ткнул в небо.
Я поднял голову. Ксеня перевернулась, ткнула меня в бок и потянула на плед.
- Иди сюда, так лучше видно.
Я лёг рядом.
- А вот то, да нет - не туда смотришь! Туда! - она повернула мою голову вправо. - Видишь, корабль?
- Твой пудель скорее похож на крысу, - засмеялся я.
Ксю отвернулась, прищурилась.
- Действительно. Это ты виноват, смотреть надо сразу - они же двигаются, - засмеялась она.
Я тоже расхохотался и поцеловал её в бровь. Прикрыл глаза рукой.
- Не смотри на мои облака, - тихонечко шепнул ей в ухо.
Еще один кирпичик лёг на дорогу. Скоро ты будешь дома, любимая.


©Сырцова Анна

  • Нравится
  • 17
Поделитесь с друзьями в социальных сетях!

Коментариев:0Автор:700k Просмотров:3 226 Истории8-09-2009, 00:01

Скажите что вы об этом думаете!

Имя:*
E-Mail:
*




Быстрый вход:
Вступить в семью!Забыли пароль?
Реклама Обратная связь kot@byaki.net Skype: egutkin-yuri
ICQ: 271589220
Наш хостинг